Книга Максименко С.Н. "Память сердца" Глава 4. Праздник памяти

          Листая свой альбом, где снимки прошлого желтеют,
           Вновь вижу тех, с кем был знаком, и снова сердцем молодею.
           Иных давно уж нет в живых, но будто снова их встречаешь -
           Душевных, милых, дорогих, пережитое вспоминаешь.
           Мне дорог мой фотоальбом, где жизнь моя, моя дорога…
           Приятно вспомнить о былом и тихо погрустить немного.
                                                                                А. Терещенко
    Будто тёплой, ласковой волной накрывает меня каждый раз, когда я смотрю на старые фотографии. Вот с пожелтевшего чёрно-белого снимка смотрят на меня четыре хорошеньких мордашки. Сбившись в кучу, доверчиво глядят в объектив, как будто хотят увидеть обещанную фотографом «птичку». В белом платьице с оборочками на подоле и босая – это я. Рядом сестрички Галя и Тамара, а в центре, самый маленький, брат Серёжа.
    Рассматривая свои детские фотографии, я всегда с благодарностью и теплотой вспоминаю дядю Петю Кожевникова – нашего соседа. В деревне только у него был фотоаппарат, и при каждом удобном случае дядя Петя нас, детей и взрослых, фотографировал. Потом к этому делу привлёк своего сына Евгения. Они сами печатали снимки и раздавали их на память, возможно не осознавая, что спустя десятки лет о них вспомнят добрым словом.
    Чёрно-белый снимок, словно волшебный ключик к городу детства, юности. А подарили мне этот ключик люди с щедрым сердцем и фотоаппаратом в руках. Может, поэтому я тоже увлеклась фотографией, и это дело стало для меня любимым занятием в жизни. Родные и близкие, друзья и знакомые, животные, цветы, рассветы и закаты – всё это есть в моей коллекции снимков.
    Вот фотография, сделанная на Красном хуторе Краснозёрского района в 1978 году. На ней старушка в платочке, на фоне нашего дома, сидящая на лавочке. Это моя бабушка Дуня, которая очень любила нас всех, заботилась о нас. Мы были предметом её гордости и мне нечего к этому добавить. А вот фотография бабушки Акулины Михайловны и дедушки Якова Михайловича Васильевых по маминой линии. Дедушка рано умер. Видела его один раз, когда он приезжал к нам в гости на четвёртую ферму (Дунаевка, Барабинский район, Новосибирская область). По рассказам мамы знаю, что был он любящим отцом шестерых детей, глубоко верующим человеком, пел в церковном хоре. Бабушка Акулина прожила долгую жизнь и очень много рассказывала внукам о родственниках, хотела, чтобы мы запомнили их всех.
 1997г. Усть-Луковка, Ордынский район. Светлана, Евгения Яковлевна, Тамара, Сергей.
    19 марта 2004 года я потеряла свою маму. С тех пор прошло двенадцать лет, но память бережно хранит её образ. Особенно хорошо помню мамины руки, натруженные, с взбухшими венками. В последний год жизни мама подлегла, не могла уже самостоятельно есть, пить, сидеть. Таня ухаживала за ней, как за маленьким ребёнком: кормила с ложечки, умывала, переодевала и всё не теряла надежды, что мама поправится, встанет на ноги и будет рядышком суетиться, выполнять посильную работу, как это было раньше. Но уже не встаёт…
    Лежит мамочка в постели маленькая, сухонькая, под одеялом, только руки открыты. Гляжу на них и думаю, сколько же всего они переделали, перестирали, перештопали…
    Мама для меня была самым дорогим человеком, старшей подругой, наставником. Она научила меня многому из того, что необходимо в жизни.   Только вот как жить без неё – научить не успела.
       И в пятьдесят все мудрости её
       Мне не постичь – на то она и мать.
       Поэтому старалась с ней вдвоём
       Задачи жизни трудные решать.
    Где бы я не находилась, всегда чувствовала её заботу.
    Приезжая в Усть – Луковку, первым делом шла к заветным могилам, где покоится прах самых дорогих мне людей: бабушки, отца, мамы, племянника Коли. Лесные птички распевают им песни, а мне кукушка отсчитывает года. Долго стою, опершись на металлическую оградку. Приходит горечь воспоминаний. Проплывают счастливые моменты, когда мы все собирались в родительском доме по праздникам.
   Мамы, мамы, простите нас, глупых и неразумных. Порой за своими заботами, хлопотами мы забываем о вас. А ведь ничьё сердце не отзывается так на доброту, как материнское. А всё ли мы сделали, чтобы продлить вашу жизнь? Порой своим равнодушием старили вас, обедняли нежностью, вниманием.
    Если бы можно было вернуть время вспять, чаще бы ездила к родителям, к маме…
    Я твоя частичка, твоё продолжение! Прости меня, мамочка, за всё, что я не успела для тебя сделать!
    Как мне нравится вот эта фотография, где отец с незнакомым мне мужчиной запечатлён на фоне санаторского здания. Таким папку я помню из своего детства.
    Мне четырнадцать лет. Вечер. Мы расставляем с папой шахматные фигуры. Меня записали на соревнования по шахматам и папа «выступает» в роли моего тренера. Забегая вперёд, скажу, что я его не подвела: заняла третье призовое место в своей возрастной группе. Моей почётной грамоте папа радовался больше меня.
         С улыбкой детской на лице
         О чём-нибудь мечтает каждый.
         А я мечтаю об отце,
         Что он придёт ко мне однажды.
         Войдёт без всякого ключа,
         Ведь дверь всегда открыта настежь,
         И скажет: «Как же я скучал,
         Моё ты маленькое счастье».
Усть-Луковка, Ордынский район. На мамином крыльце.
    Вот снимок родительского дома. Мы стоим на крылечке, после папиных похорон. Здесь любили сидеть рядышком родители. Оно было их любимым местом отдыха, после суетного дня.
    Меня удивляют люди, которые не могут чего-то простить своим родителям. Помнят долго детские обиды. А я вот даже не знаю, за что можно было обидеться на них. Только когда наши родители уходят в мир иной, мы осознаём пустоту вокруг себя. В минуты душевного дискомфорта, я понимаю, как не хватает мне совета и помощи моих родителей.
    Вот перебираю события давности, вспоминаю эпизоды из своей жизни и как будто повидалась с мамой и папой, поговорила с ними.
    Шестнадцать лет назад не стало сына Сергея. Мой сынок, ты никогда не узнаешь о том, как я тревожилась, пока ты не родился. Я через своё сердце пропустила твоё рождение. Как я была счастлива, что пройдя сквозь мои муки и тревоги, ты родился. И вот тебя нет, совсем нет. Вспыхнул, как свечка, и погас. Отметив все полагающие поминки и помня, что все умершие нуждаются в моей памяти, я «учредила» праздник Памяти.    Праздник Памяти, в которой мёртвые живут и ныне с живыми, где всё, что было – было, прошло. А прошедшее – это не радость и не зло. Это – п р о ш л о е. Но оно достойно торжественных слов, ухоженных могил, незабытых фотографий. В своих молитвах всегда вспоминаю тех, кто рядом с нами и всех, которые ушли в мир иной.
         Сквозь тьму отчаянья и горьких слёз дожди,
         Ты образ мой, сыночек, не забудь.
          У края вечности меня ты подожди…
    Человек жив надеждой, и только в общении душа сохраняется живой. Все мы порой нуждаемся в помощи. Наша жизнь – это тысячи самых неожиданных и тончайших прикосновений человека к человеку, сердца к сердцу, радости к горю. Смерть всегда кажется жестокой и преждевременной, и всегда несправедливой, особенно чудовищной, когда уходит человек, полный сил, замыслов, надежд, мечтаний.
Увы, у жизни – суровые законы.
Геннадий Галина Нина Вадик
    В 1986 году погибли в автокатастрофе брат Геннадий, сноха Нина, сестра Галя и племянник Вадик. Все съехались к сестре Тамаре на день рождения ( отмечали её сорокалетие – не надо было отмечать эту дату). Дима Данилко привёз свою жену Галю на эту встречу немного пораньше, чтобы мы успели с ней пообщаться. Да и Тамаре надо было помочь в её предпраздничных хлопотах. Как мы радовались, что собрались опять все вместе. Строили планы, когда и у кого соберёмся в следующий раз. Грядет юбилей у Гали, у Нины. Нина смеётся: - А в промежутках свадьбы будем гулять. – А просто так собраться слабо? – вмешался в наш бабский разговор Гена. – На просто так всё времени не хватает, - сказала Галя.
    Весело было вечером. Много пели, танцевали, наговориться не могли друг с другом…
    А на следующий день ребят не стало. Четверых, сразу – на смерть… Что мы сделали не так? В чём мы провинились перед Богом? До сих пор не пойму. Ничего случайного в жизни нет. Всё подчинено самодвижущимся высшим законам, которые вечны для всего Творения и для человека, который является частью этого Творения.
 с. Колыбелька, Краснозерский район.
Дмитрий, Светлана, Тамара, Татьяна, Дмитрий Игнатьевич Данилко, Рогулевы: Алексей, Сергей, Евгений,  Алена и Алина Меньшиковы, на руках Маша Пелипович.
    Так уж повелось, после гибели ребят мы стали съезжаться 5 июля в Колыбельку, где они похоронены.
    Листаю семейный альбом. Здесь мои бабушки и дедушки, братья и сёстры, друзья. Здесь вся жизнь семьи. Её будни и праздники, радости и печали, самые разные моменты.
    Вот зафиксирован ещё один миг моей жизни под названием «Кавказ надо мною». 1988 год Мы с братом Юрой Сохранич и его женой Таней в Пятигорске на Машуке. Они мне организовали эту замечательную экскурсию по лермонтовским местам. Я окунулась в необыкновенную красоту: горы, водопады, горные речки. Природа – просто сказка, но я скучала по своему дому, детям, мужу.
    Да! Сегодня праздник у меня. Листаю страницу за страницей. А на меня смотрят дорогие и родные лица. Все они разные, все выразительные.
    Как похожи вот на этой фотографии Галя с Димой. И сразу вспоминаю, как мы летели к ним всегда. Помню завьюженный февраль. Мы едем на своей машине в Нижний – Урюм на рождение Вадика. Как же без нас! Туда удачно проскочили, а вот назад… Почти всю дорогу пришлось толкать машину, хотя впереди шёл «Кировец» и расчищал путь. Не для нас специально. Нам просто повезло, так совпало. Трактор сопровождал машины, с каким – то важным грузом. Не будь сопровождения, мы бы замёрзли в снегах. Даже если бы бросили машину и пошли пешком. Сейчас страшно представить, чем могло всё закончиться, а тогда бежали друг к другу и ничто не останавливало.
    Картинки давно минувших лет, которые я перенесла на бумагу, никого не взволнуют, кроме моих близких, а особенно, очень хочу на это надеяться, потомков – внуков, правнуков. Для этого и пишу. На снимках мгновения жизни, а как много они могут рассказать, даже больше, чем слова.
    Мне нравится вот эта фотография племянника Валеры Рыжешенко. Помню, как долго уговаривала его Тамара поехать в санаторий, отдохнуть, подлечиться. Он всё отнекивался, боялся бросить работу, дом. Потом всё - таки согласился и не пожалел. Я никогда не видела его таким раскованным, чуть улыбающимся, довольным.
    Жестокая смерть была уготована ему. Мало того, что утонул, захлебнулся в воде, а ещё и найти не могли 18 дней. Хоронили Валеру в закрытом гробу, а в сторонке стояла вот эта фотография, только большего формата. Ему было 42 года. Здоровый, сильный мужчина, трудолюбивый, любящий и любимый сын. Он так и не успел обзавестись семьёй, не оставил после себя наследников.
    А вот у Коли Рогулёва есть дочь Настя и сын Серёжа, которого он назвал в честь своего отца. И пусть сынок был ещё совсем маленьким, когда папы не стало, но из рассказов бабушки и дедушки он наслышан много хорошего о своём отце и память о нём будет жить долго в его сердце.
    Перевернула последнюю страницу альбома. Многих и многих из этих людей уже нет в живых. А на фотографиях наши встречи длятся и длятся, и я будто снова пережила свою жизнь. Со всеми встретилась, поговорила, вспомнила прошлое…
    Когда заполняю записки о поминовении, всегда сожалею, что не могу туда вписать имена прабабушек, прадедушек, других родных: многих я не знаю. Мама рассказывала о своих родственниках, но с годами всё как-то забылось, а чтобы записать мамины рассказы - никто не надоумил. А сейчас хотелось бы вспомнить всех поимённо, но…
    Слово «помянуть» от слова «память». Человек жив, пока о нём помнят. Я всех своих предков люблю, даже не зная их имён. Я им благодарна и буду их помнить и поминать, как положено нам, христианам.
    Уходя в мир большинства, всякий человек становится для остающихся на земле беспомощным. Его положение можно сравнить с положением родившегося младенца. Младенец приходит в этот незнакомый для себя мир, оторвавшись от материнской пуповины. Он попадает в страшный мир, где его окружают незнакомые люди. При этом он совершенно беспомощен. Поэтому малыш часто плачет. Нечто подобное испытывают наши близкие, ушедшие от нас в вечность. Разлучаясь с телом, душа уходит в мир, где ей всё неведомо, всё непонятно. Попадая в этот непонятный мир, она сталкивается с различными грозными существами, которые одним своим видом приводят душу в паническое состояние. При этом душа беззащитна и беспомощна. Для неё наступило время воздаяния, время связанных рук и ног. Приближается частный суд и страдания души могут увеличиться, если не было святости в душе и раскаяния в грехах…
    Но много ли таких среди наших близких, ушедших от нас в вечность? Мы должны постоянно помнить о них, беспомощных и, вероятно, страдающих. Должны помнить, что они совсем рядом, и чтобы их увидеть, надо лишь слегка приоткрыть око веры. Мы должны помнить, что только мы с Божией помощью способны облегчить им их загробную жизнь. И делать это надо не от случая к случаю, не только в родительские субботы, когда церковь напоминает нам об этом. Истинная любовь легко преодолеет такую преграду, как смерть земная, потому что Бог, есть любовь, и у него нет мёртвых. Если от нас уходит близкий, это не означает, что он уже не нуждается в нашей любви, скорее всего, именно сейчас он в ней особенно нуждается. И мы не должны ему в этом отказывать.
    Напишу обо всех хоть немного, чтобы мои родственники знали, кому обязаны жизнью, ведь они тоже звено в этой цепочке. И дай Бог, чтобы они, так же, как и я, с любовью и почтением вчитывались в имена близких им людей, описанных в моих рассказах и заметках. До поры до времени мы не понимаем ценности истории собственной семьи, потому что сегодняшнее затмевает прошлое. Я не думала о расспросах, пока были живы бабушки, дедушки, родители. Это сейчас у меня было бы много вопросов и не ради праздного любопытства, а чтобы знать, какими были мои родственники, узнала бы о нашем общем прошлом. Но, увы, не вернешь. Всё ушло безвозвратно, а память – она очень хрупкая. Ушёл человек и – унёс всё.
    Очень не хочется, чтобы с моим уходом оборвалась незримая связь нашей семьи с прошлым, ушла память о предках. Надеюсь, что мои записи не дадут забыть имена родственников и их судьбы. Нельзя стать достойным человеком, если нет памяти, уважения, доброты и любви к родным и близким. Пусть в каждом доме обязательно будет свой семейный альбом. Фотографии, как сказал замечательный русский фотохудожник Павел Кривцов, это подарок от Господа, запечатлённый светом, сохраняющий память.
           И глядят на нас чуть грустно
           С фото добрые глаза.
           Всем ушедшим в мир иной
           Нашим близким и родным
           С опозданием скажу:
           «Любим, помним, дорожим».

        Декабрь 2016 год