Книга Максименко С.Н. "Память сердца" Глава 5. Поступление в институт

   Толя с выбором факультета определился быстро. «Буду поступать на физмат»,- сказал он. Я некоторое время раздумывала: факультет русского языка и литературы или исторический? Что выбрать? Нравилось и то и другое. Сестра Галя советовала стать учителем истории. Мне всегда было важно узнать её мнение. Мама говорила: «Решай сама. Что тебе внутренний голос подсказывает?»
   Прислушиваясь к своему внутреннему голосу, который как бы просевал мои способности, увлечения, желания, возможности и давал совет – принимаю решение поступать на филфак. Я любила мечтать, как однажды войду к ребятам в класс и буду рассказывать им о писателях, читать стихи любимых поэтов. Представляла, какая будет стоять тишина, когда буду читать своё любимое «Выткала над озером алый цвет зари…».
   Во всех конкурсах чтецов, которые ежегодно проходили в школах района, я неизменно занимала призовые места. К каждому из них сама подбирала новое стихотворение, не обозначенное в школьной программе, и покоряла сердца слушателей своим проникновенным чтением. На всех праздниках и концертах выходила со стихами на сцену. В седьмом классе, на празднике, посвящённом дню 8 Марта, прочитала стихотворение С.Осрового «Первое слово ребёнок сказал: - Мама». Помню, зашмыгали носами даже далёкие от поэзии мужики.
- Молодец, внучка! – похвалила меня тогда бабушка. – До слёз многих проняла.
   Я ходила в « героях» несколько дней.
   Моим критиком по жизни была сестра Галя. Она училась к тому времени в Куйбышевском педучилище. У них на курсе был предмет – выразительное чтение.
   Вот она на мне опробывала методику преподавания этого предмета.
   Может, все эти детские увлечения и сформировали во мне любовь к литературе.
   Повезло мне и с преподавателями, ведущими родной язык и литературу.
   До вступительных экзаменов ещё почти неделя.
   А пока мы с Толей адаптируемся к жизни в городе. Катерина Романовна, Толина двоюродная сестра, приютила нас у себя на некоторое время, пообещала в дальнейшем найти нам квартиру. Мы просто мечтали пожить вдвоём.
   Вскоре она сообщила нам новый адрес и вручила ключ. Я радовалась, как ребёнок, разглядывая этот заветный ключик, лежащий у меня на ладони. Мою радость можно было понять тому, кто почти пять лет скитался по квартирам, меняя их порой несколько раз в год. По- всякому складывались обстоятельства: то печка дымила, и некому было почистить дымоход, то хозяйка цену за проживание повысила на целый рубль – собираем, бывало, свои вещички и пошли другой угол искать.
- Неужели так бывает?! – удивлялась я, поднимаясь в лифте на пятый этаж нашего нового места проживания.- Вот повезло, так повезло!
   Толя был более сдержан.
- Подумаешь, отдельная квартира. Да их здесь этих квартир пруд – пруди, стоит только захотеть, найдёшь любую.
- Радуйся, что нам не пришлось этим заниматься. Неизвестно сколько бы времени ухлопали на беготню по городу в поисках жилья, - попыталась возразить я мужу. Поссориться мы не успели, двери лифта открылись, и мы вышли на площадку. Лифт покатился вниз, а мы вошли в свою квартиру, открыв её своим ключом.
   Маленькая прихожая, крохотная кухонька, хорошей бабе негде встать, комната побольше - была перегорожена шифоньером: с одной стороны стояла большая кровать, с другой – письменный стол, два стула. Вот и вся мебель.
- Не густо,- сказала я.
- Есть самое необходимое и ладно, - сказал Толя.
   Разложив вещи, мы отправились закупать продукты. В магазинах у меня разбегались глаза в разные стороны, металась от одной витрины к другой, давно не видела такого обилия продуктов, вещей, обуви, сувениров – всё мне было интересно посмотреть, потрогать. Толя не переставал мне напоминать:
- Мы зачем пришли? За продуктами, вот давай покупать то, что нам нужно, не отвлекаясь на всякую ерунду.
- Для меня одежда не ерунда. Похожу, посмотрю, может, что и прикуплю.
- Давай в следующий раз. Сейчас у нас просто нет времени для знакомства с ассортиментом этого огромного магазина. Готовиться же надо.
- Ладно, уговорил, пошли,- соглашаюсь я.
   По дороге домой обсуждали план наших дальнейших действий. И опять двигателем идей был Толя.
- Сейчас обедаем и идём в библиотеку, надо основательно готовиться. Более двух лет не брал в руки учебников, и вот за это короткое время нужно повторить школьную программу по математике, геометрии, физике и русскому языку. Иначе мне удачи не видать.
   И потом все оставшиеся дни до вступительных экзаменов он, как одержимый, готовился, не вставая, что называется из-за стола. Позволял себе небольшие перерывы на еду и перекуры.
   Когда я познакомилась с заданиями, которые нужно было мне знать для сдачи экзаменов – успокоилась. Всё было предельно понятно и знакомо по русскому языку: определения, правила, разборы – это я помнила ещё со школьной скамьи, потом четыре года изучала в педучилище, а потом два года объясняла детям, стоя за учительским столом. «Всё я знаю и нечего бояться», - успокаиваю себя каждый вечер и ложусь спать.
   Наступает новый день, и я не знаю, куда себя девать. С мужем общение сведено до нуля – его нельзя отвлекать, телевизора нет. Мне очень хотелось сходить в кино, погулять где-нибудь в парке или посидеть с подругами за столиком в уличном кафе, но Толя даже слышать не хотел, когда я затевала разговоры о том, что пойду куда-то одна. Что мне оставалось делать? Уходила на кухню готовить обеды, ужины, стирала, наводила порядок в доме и мечтала только об одном – скорей бы кончилось это заточение.
   Наступили жаркие деньки – сдача экзаменов. Не было у меня никакой трясучки, переживаний. «Подумаешь, если даже «провалю», диплом у меня есть, без работы не останусь»,- думала я. Такие думки придавали мне уверенности, и я легко сдала все экзамены - на «хорошо».
   Толя первые три экзамена: математику, геометрию, физику сдал на «пятёрки». Оставалось сочинение.
- Пошли со мной для подстраховки,- предложил он мне.
- А разве так можно? – удивилась я.- Как ты себе это представляешь?
- Нельзя, конечно, но сочинение у нас предмет не профилирующий, особой строгости, думаю, не будет.
   Толя рассчитал всё правильно – математикам русский язык не нужен.
   В группе у них почти все парни. Они уже неплохо друг друга знали, тем более своих девчат. И вот появляюсь я, такая вся из себя. Парни подходят, спрашивают у Толи, кто, мол, и откуда. «Моя жена,- говорит,- пусть посидит рядом». Зашли в аудиторию, расселись каждый за свой стол, которые стояли вплотную друг к другу и начали писать предложенные темы. Я тоже выбираю тему и начинаю писать. Толя сидит рядом и потихоньку подглядывает в мой листок. Вижу парень, сидящий за соседним столом справа, пододвигается ко мне поближе, и без всякого стеснения списывает у меня всё подряд. Слышу голос сзади: «Девушка, положите ваш листочек на середину, а то мне плохо видно». Оглянулась, а я в плотном кольце парней, и все выбрали тему, которую пишу я. Значит, просчитали меня ребята. Куда деваться, пришлось проверять и у них, но в первую очередь, конечно, у Толи. Все работы проверить не успела. Вышло время, нам предложили сдавать сочинения. Толпа ринулась к столу, а я, положив свои листочки в сумку, направилась, как ни в чём не бывало, к выходу. Толя догнал меня на лестнице.
- Ты где застрял? – спросила я.
- Попросил преподавателя, чтобы проверил.
- И как? Проверил?
- Прочитал, сказал, что всё нормально. Теперь спокойно можно ехать домой. Мы студенты! Установочная сессия начнётся через неделю.
1972 год. Толя и я на крыльце института на ул. Советской. "Когда ты рядом со мной у меня вечное лето".